Великая депрессия и потребительские кредиты

Рейтинг самых честных брокеров бинарных опционов в 2020 году:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место в рейтинге! Гарантия честности и надежности брокера. Лучшие условия для новичков — бесплатное обучение и демо счет. Зарегистрируйтесь и получите бонус:

На память о Великой депрессии

В октябре исполнилось 90 лет со дня черного вторника. В прошедшие десятилетия было немало черных вторников, но для экономиста 29 октября 1929 г. – это самый главный черный вторник мировой истории. Началась Великая депрессия – экономический кризис в США и во всем остальном мире, по-прежнему крупнейший экономический кризис в мирное время. Великая депрессия не только повлияла решающим образом на ход мировой истории – без нее, возможно, не было бы Второй мировой войны. Пытаясь объяснить происходящее, экономисты фактически заново создали экономическую науку, сделав ее одной из важнейших научных дисциплин ХХ в., и разработали целый ряд инструментов борьбы с кризисами, которые до сих пор используют правительства. Конечно, как всякое мегасобытие, Великая депрессия породила – вместе с новыми теориями и практикой – немало мифов.

Экономическая катастрофа

Резкое падение цен на акции, начавшееся осенью 1929 г., не было, по всей видимости, причиной депрессии, но это удобная точка отсчета. За первые три года (1929–1932) промышленное производство в США упало на 46%, в Германии – на 41%, во Франции – на 24%, в Великобритании – на 23%. Безработица выросла почти в 6 раз в США, более чем в 3 раза – во Франции и Германии, более чем в 2 раза – в Великобритании. Спад производства сопровождался неслыханным – более чем на 30% – падением цен, что только усиливало кризис: чем сильнее снижались цены, тем менее охотно тратили остающиеся деньги граждане, еще сильнее сокращая спрос.

Депрессия коснулась практически всех стран мира – мировая торговля сократилась более чем на 50%. Тяжелейший кризис затронул и те страны, которые не были напрямую связаны с глобальными рынками. В советской России в 1929–1932 гг. произошла крупнейшая гуманитарная катастрофа в ее истории, голод, унесший, по разным оценкам, от 5 млн до 8 млн человек. Несмотря на масштаб трагедии, ее причины только начинают полноценно изучаться – и, возможно, дальнейшие исследования укажут на связь Голодомора и мирового экономического кризиса. (Например, не исключено, что рекордные объемы зерна, насильственно изъятые у умирающих крестьян и вывезенные за границу в 1930–1931 гг., были связаны с резким падением цен на продовольствие в результате Великой депрессии – падение цен компенсировали увеличением экспорта.)

Загадка Великой депрессии

Загадка Великой депрессии, заставившая лучших экономистов отбросить доминировавшие тогда экономические теории, состоит в том, что резкий спад производства, рекордный рост безработицы и стремительное – по историческим меркам – падение цен начались без серьезных внешних шоков. Заводские станки и конвейеры, трактора и комбайны, электростанции и дороги никуда не пропали, разработанные и внедренные технологии не устарели, рабочие не утратили никаких навыков – все осталось по-прежнему, а производство и потребление начали резко сокращаться. Конечно, кризис на фондовом рынке привел к краху отдельных банков, но банковские кризисы случались в предыдущие 100 лет регулярно и экономика всегда быстро, за год-два, возвращалась к росту. «Невидимая рука рынка» – предположительно – быстро возвращала экономику в долгосрочное равновесие: бизнес покупал подешевевшие производственные мощности, нанимал рабочую силу на более низкую зарплату и восстанавливал производство. Но почему-то во время Великой депрессии восстановление затянулось на многие годы.

Глобалист: Эффективность тихих лидеров

Модная тогда «австрийская теория бизнес-цикла» считала, что все дело в неправильных инвестициях и ненужных производственных мощностях, накапливающихся к концу предыдущего бума. Двадцатые годы в ведущих промышленных странах мира были действительно периодом быстрого роста производительности труда – электрификация, повсеместное внедрение конвейерного производства, моторизация сельского хозяйства делали возможным производить больше, задействуя меньшее число рабочих. Но это не сопровождалось высокой инфляцией – в США, основной движущей силе промышленного прогресса, инфляция в 1920-е была низкой. В соответствии с теорией бизнес-цикла, порождающего «ненужное» производство, американское правительство первое время спокойно наблюдало за крахом бизнесов и банков, надеясь на целительный эффект кризиса, но так ничего и не дождалось.

Следуя той же порочной логике, денежные власти допустили грубую ошибку – вместо того чтобы увеличить количество денег, победить дефляцию и спасти за счет предельно дешевого кредита падающие банки, они, наоборот, ужесточили денежную политику. Как оказалось, чем раньше страны отказывались от золотого стандарта, инструмента борьбы с инфляцией, которая в тот момент никому ничем не угрожала, тем быстрее начиналось восстановление. К еще более плохим последствиям привел рост протекционизма: страны бросились наперегонки вводить запретительные тарифы и другие барьеры для международной торговли. Как всегда, протекционистские меры делали граждан страны беднее и, значит, снижали спрос на продукцию, производимую внутри страны. В 1933 г. объем мировой торговли составлял треть от объема 1929 г.

С точки зрения современной науки

Девяносто лет обсуждения загадок Великой депрессии не прошли даром. Сейчас экономисты понимают, что такое «множественные равновесия» и какую роль играют ожидания экономических субъектов, граждан и фирм, в определении того, в каком именно равновесии, хорошем или плохом, находится экономика. При одних и тех же внешних условиях, при одном и том же уровне развития технологий и одном и том же уровне человеческого капитала банки могут выдавать кредиты, заводы могут работать, рабочие получать зарплату и покупать продукцию, выпускаемую заводами. А могут – не получать зарплату и не покупать продукцию заводов, делая производство невыгодным и разоряя банки, выдавшие кредиты. Кризис на фондовом рынке может переместить экономику из хорошего равновесия в плохое – и, как показали долгие годы Великой депрессии, сама по себе она обратно не возвращается.

Британский экономист Джон Мейнард Кейнс предлагал правительству переводить экономику в другое равновесие с помощью резкого увеличения государственных расходов, профинансированных в долг. Конечно, сама по себе такая мера не может увеличить ни производства, ни потребления, но она действительно способна разорвать порочный круг, в котором граждане не потребляют, потому что у них нет денег, а заводы не производят, потому что никто не покупает их продукцию. Ключевым моментом такой политики является то, удается ли правительству убедить граждан, потребителей, предпринимателей и банкиров, что экономика действительно окажется в новом равновесии, в котором потребители будут больше и зарабатывать, и потреблять. После завершения Великой депрессии «кейнсианская политика» стала такой популярной, что ко второй половине ХХ в. успела разочаровать своими результатами – определенно, она не является универсальным рецептом борьбы с замедлением экономического роста.

Другой способ взглянуть на проблему выхода экономики из плохого равновесия – с помощью денег. Этот взгляд на Великую депрессию связан с именами Ирвинга Фишера, профессора из Йеля, чикагцев Милтона Фридмана и Роберта Лукаса и – уже в XXI в. – принстонского профессора и председателя ФРС Бена Бернанке. Фишер первым описал, какую роль может играть во время кризиса накопленный долг: чем сильнее падают цены и доходы, тем выше – относительно доходов – задолженность людей и фирм. Чтобы расплачиваться по долгу, все сокращают расходы, снижая таким образом доходы всех остальных. (В книге «На этот раз все будет иначе!» гарвардские экономисты Кармен Рейнхарт и Кеннет Рогофф показали, как этот механизм исторически затруднял и замедлял выход из финансовых кризисов.) Фридман показал, как жесткая денежная политика 1929–1932 гг. усиливала, а не устраняла негативные последствия дефляции и роста относительной цены задолженности. Бернанке объяснил, каким образом долговой механизм Фишера, относительно безобидный в малых масштабах, способен вызвать продолжительный спад, когда цены падают быстро. И потом использовал этот урок, выбирая оптимальную денежную политику во время Великой рецессии, последовавшей за мировым финансовым кризисом 2008–2009 гг.

Разные пути

В Германии Великая депрессия и ее последствия стали фоном для прихода к власти Гитлера – с ужасающими последствиями для Европы, мира и самой Германии. Но в других странах – лидерах мирового экономического развития, не меньше пострадавших от Великой депрессии, краха государственности не произошло. В США через три тяжелых года – безработные стояли в очередях за бесплатным супом, а в столице полиции пришлось разгонять марши ветеранов – президентом стал Франклин Рузвельт, энергичный популист, сумевший сразу поменять настроение граждан. Большая часть конкретных мер, которые он осуществил в первый год президентства, либо провалились, либо были в конечном счете отменены Верховным судом. Но его упор на государственную политику поддержки бедных и безработных, обещание, пусть минимальной, государственной пенсионной системы, поддержка нестабильных банков и другие проекты сумели вдохнуть оптимизм в граждан – и экономика сразу стала расти. Рузвельт, президент редкой – по американским меркам – популярности, стал своего рода защитой от «американского Гитлера». В Великобритании и Франции системы парламентского управления также устояли и пережили кризис, причем без всяких харизматических лидеров. То, что сильнейший экономический кризис может и не приводить к политической катастрофе, – один из уроков Великой депрессии.

ТОП лучших брокеров бинарных опционов на русском языке:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место в рейтинге! Гарантия честности и надежности брокера. Лучшие условия для новичков — бесплатное обучение и демо счет. Зарегистрируйтесь и получите бонус:

Автор — профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики

Как Микки Маус, Супермен и пинбол помогли Америке пережить кризис

24 октября 1929 года вошло в историю США как «черный четверг» — первый день обвала Нью-Йоркской биржи, с которого принято отсчитывать начало Великой депрессии. Следующие десять лет стали временем массовой безработицы, разорения хозяйств, закрытия предприятий — и расцвета индустрии развлечений. Дешевые мелодрамы, азартные игры и танцевальные марафоны не только помогали всем желающим отвлечься от насущных забот, но и обеспечивали сотни тысяч людей стабильным доходом. Рассказываем, как Микки Маус спасал фабрики, пинбол — парикмахерские и аптеки, а танцы — голодающих

Текст: Ульяна Волохова

Как Микки Маус заставил всех работать и нажил состояние

Демонстрация мультфильма про Микки Мауса на улицах Лондона, 1931

Фото: Fox Photos/Getty Images

В 1935 году Уолт Дисней получил от Лиги Наций медаль за создание персонажа, ставшего «символом абсолютной доброй воли». Им был Микки Маус — в Лиге Наций отмечали, что мультфильмы с его участием выгодно отличаются от привычных голливудских гангстерских фильмов и мелодрам, и даже рекомендовали их для детского просмотра. Европа признала Микки Мауса с опозданием — в США к этому времени он давно был национальным достоянием и предметом всеобщего помешательства.

Микки Маус был впервые представлен публике в 1928 году — сначала в немом «Безумном самолете», а спустя полгода в звуковом «Пароходике Вилли». С 1929 года производство мультфильмов о нем было поставлено на поток — за следующие десять лет их выйдет более ста. В 1931 году Микки Маус был впервые номинирован на «Оскар», в 1932-м получил почетного «Оскара» без всяких номинаций. Его обожали настолько, что вписывали в избирательные бюллетени в качестве альтернативного кандидата — впервые его имя появилось в бюллетенях уже в 1932 году. Микки стал настоящим героем эпохи: он не только отвлекал людей от суровых реалий Великой депрессии, но и буквально обеспечил многим из них возможность свести концы с концами.

Микки Маус был предметом культа: спросом пользовались не только мультфильмы с его участием, но и вообще любые товары. Фонографы и радиоприемники, наручные часы и расчески, сумки и портфели, мыло и конфеты, игральные карты и карандаши, будильники и подставки для книг, термосы и чашки, тетради и блокноты — его изображение было повсюду. Десятки компаний и сотни тысяч людей были вовлечены в производство товаров с изображением Микки Мауса. Книги о нем выходили по меньшей мере в четырех издательствах, хлопья для завтрака выпускало несколько фабрик. Даже такие солидные компании, как Cartier, предлагали тематические изделия. Но если для Cartier это была дань моде, то для большинства предприятий продукция с изображением Микки Мауса оказалась единственным спасением в годы экономического краха — объектом постоянного спроса и источником стабильного дохода.

Часы с Микки Маусом фирмы Ingersoll, 1933

Игровой набор «Цирковой поезд Микки Мауса» компании Lionel, 1935

Клуб Микки Мауса, 1930-е

Рождественский каталог Disney, 1934

Фото: Walt Disney Enterprises

Компанию Ingersoll Watch, находившуюся на грани банкротства и готовившуюся к массовым увольнениям, спасли часы с Микки Маусом. Их выпуск начался в 1933 году, и несмотря на довольно высокую для кризисных времен цену в $3,25 (около $52 в современном эквиваленте) спрос оказался огромным: только в первый день продаж было куплено 11 тыс. часов. Уже через два месяца компания была вынуждена нанять 2700 новых рабочих для сборки и упаковки часов, чтобы в течение следующего года произвести 2 млн экземпляров.

В похожей ситуации оказалась и компания Lionel Trains, производившая игрушечные железные дороги. После запуска серии про Микки-железнодорожника ей пришлось расширять производство — и это в то время, когда вокруг все стремительно его сокращали. На фабрике трикотажа, где отшивали свитшоты с аппликацией Микки Мауса, рабочим, остававшимся сверхурочно, обеспечивали бесплатное трехразовое питание — фабрика не справлялась с объемом заказов.

К 1934 году доход компании Диснея от Микки-мерча составлял порядка $600 тыс. в год. Дела у компании шли настолько хорошо, что в 1937 году она смогла выпустить первый полнометражный мультипликационный фильм. Им стала «Белоснежка и семь гномов». Работа над фильмом продолжалась почти два года и обошлась в $1,5 млн — невероятная сумма для едва начавшей выбираться из депрессии страны. Расходы, впрочем, себя оправдали: фильм не только собрал $8 млн в прокате, но и породил новую волну мерчендайза (фабрики по производству резиновых гномиков вынуждены были работать круглосуточно), окончательно превратив студию Уолта Диснея в настоящую анимационную империю.

108 мультфильмов про Микки Мауса было выпущено с 1929 по 1939 год

1200 долларов стоил бриллиантовый браслет Cartier с изображением Микки Мауса

45 страниц с перечислением товаров было в рождественском каталоге 1934 года, посвященного исключительно Микки Маусу

Как Ширли Темпл заставила всех завивать локоны и спасла кинокомпанию

«Baby Burlesks», 1932–1933

Фото: Universal Pictures

Незадолго до начала Великой депрессии на одну из крупнейших студий Голливуда Fox Film Corporation обрушилась череда катастроф. Сначала сорвалась сделка, которая позволила бы слить студию с Metro-Goldwyn-Mayer,— ее заблокировала антимонопольная служба. Основатель студии Уильям Фокс пытался оспорить решение в суде, но летом 1929 года попал в автокатастрофу и восстановился только осенью, как раз к обвалу фондового рынка. Большая часть его капитала была потеряна, студия разваливалась, и в 1930 году акционеры отстранили Фокса от дел, а вместо него в 1932 году позвали Стивена Р. Кента. Уже в 1935 году он организовал слияние Fox Film с 20th Century Pictures, результатом которого стало образование киностудии 20th Century Fox. Впрочем, едва ли не в большей степени спасение киностудии было заслугой не нового управляющего, а маленькой девочки, принесшей Fox Film состояние. Ею была Ширли Темпл.

Ширли Темпл родилась 23 апреля 1928 года. Мать девочки, Гертруда Темпл, была убеждена, что дочери предстоит блестящая актерская карьера, и не жалела денег на развитие ее артистических наклонностей. В три года она отдала Ширли в модную танцевальную школу Meglin Kiddies, в которую часто заходили голливудские продюсеры в поисках детей для фильмов. Ширли заметили агенты шоу «Baby Burlesks» и предложили контракт на съемки. «Baby Burlesks» было чем-то средним между комедийным сериалом и шоу карликов: дети дошкольного возраста в подгузниках на булавке и взрослых нарядах разыгрывали 10-минутные пародии на голливудские фильмы и сатирические скетчи на злобу дня. Много лет спустя Ширли заявляла, что все предприятие было циничной эксплуатацией детской невинности. С этим сложно поспорить: в двух выпусках шоу из восьми Ширли изображала проститутку. Ширли пользовалась у зрителей популярностью, и студия перевела ее на другой проект — 20-минутные комедии «Frolics Of Youth». У Ширли появилась постоянная роль — Мэри Лу — и постепенно образовалась группа фанатов. Именно благодаря им в декабре 1933 года Ширли заметил композитор Джей Горни и позвал на кастинг в Fox Film. В феврале 1934 года ее утвердили на роль в фильме «Вставай и пой!».

«Вставай и пой!», 1934

Кукла Ширли Темпл, 1930-е

Сальвадор Дали. «Ширли Темпл — самый юный и самый священный монстр в кино своего времени», 1939

Фото: Fox Film Corporation

Фото: Salvador Dali, Fundacio Gala-Salvador Dali, Figueres

Музыкальная мелодрама об ансамбле, по заданию правительства разъезжающем по стране с целью поднятия духа нации, не стал коммерческим успехом, но принес Ширли известность. Критики наперебой расхваливали ее работу и ангельскую внешность. Матери скупали в магазинах ткани в горох, чтобы сшить своим дочерям и их куклам платья, как у героини Ширли. Ширли была звездой, и студия Fox немедленно этим воспользовалась.

Незамысловатые мелодрамы, в которых Темпл соединяла поссорившихся влюбленных или находила себе родителей, стоили компании не больше $300 тыс. за фильм, а в прокате собирали $1–2 млн. Но главный доход давала рекламная продукция: одна только кукла, изображавшая героиню фильма «Вставай и пой!», принесла студии за восемь лет $40 млн.

Популярность Ширли, в шесть лет получившей специальную премию «Оскар», не все встречали с восторгом. Грэм Грин обвинял Голливуд в сексуализации детства. Его поддерживал Сальвадор Дали, в 1939 году изобразивший ее в виде сфинкса на картине «Ширли Темпл — самый юный и самый священный монстр в кино своего времени». Но для большинства Ширли Темпл была предметом обожания: парикмахеры по всей стране завивали юным клиенткам локоны как у Ширли, и сам президент выносил актрисе благодарность. «Прекрасно,— заявлял он,— что всего за 15 центов каждый может пойти в кино, посмотреть на улыбающееся лицо ребенка и забыть о своих бедах». Ширли Темпл была символом оптимизма, необходимым в период депрессии,— неудивительно, что с ее окончанием завершилась и слава Темпл. Несмотря на то что она продолжала сниматься в 1940-х, взрослой Ширли ни разу не удалось повторить успех Ширли-ребенка, и в 21 год она завершила кинокарьеру.

56 локонов завивала Ширли Темпл ее мать каждый день

19 сценаристов одновременно занимались разработками сценариев для фильмов с Ширли Темпл на студии 20th Century Fox

400 000 экземпляров нот песни «On The Good Ship Lollipop», которую Ширли Темпл исполняла в фильме «Сияющие глазки», было продано в 1935 году

Как социалистка придумала настольную игру, а капиталисты на ней заработали

В 1879 году американский политэконом Генри Джордж написал свой главный труд «Прогресс и бедность». В нем он провозглашал, что земля и все ее ресурсы должны принадлежать государству, которое будет равномерно распределять доход между гражданами. Книга стала бестселлером, а идеи Джорджа нашли огромное количество сторонников во всем мире. Популяризовать идеи Джорджа решила одна из его последовательниц — стенографистка и журналистка Элизабет Мэгги. Так в 1903 году появилась настольная игра «Землевладелец».

Игровое поле представляло собой закольцованную последовательность земельных участков с фиксированной стоимостью покупки и аренды, возраставшей по мере продвижения по карте. Играть можно было двумя способами. Первый, утопический, назывался «Процветание», по нему все игроки получали доход каждый раз, когда один из них приобретал новый земельный участок,— т. е., как завещал Джордж, получали свою долю налога с землевладения. В этом сценарии выигрывали все игроки, а игра заканчивалась, когда игрок с наименьшим стартовым капиталом удваивал его. Второй сценарий назывался «Монополист» и иллюстрировал агрессивность и несправедливость капиталистической экономики. Игрок должен был покупать как можно больше участков и получать с них доход каждый раз, когда соперник оказывался на его земле. В этой игре побеждал тот, кто приумножил свой капитал и разорил других игроков.

Мэгги получила на игру патент, несколько компаний попробовали запустить ее в продажу, но для массового потребителя она оказалась слишком сложной. Зато «Землевладельца» полюбили левые интеллектуалы (например, обожал Эптон Синклер) и некоторые профессора экономики — с помощью игры они демонстрировали студентам основные принципы работы рынка. Постепенно фанаты игры начали делать копии и менять правила.

В 1932 году филадельфийский бизнесмен Чарльз Тодд пригласил на ужин свою подругу детства Эстер и ее мужа Чарльза Дэрроу, а после предложил им сыграть в один из самодельных вариантов «Землевладельца». Игра так захватила Дэрроу, что, вернувшись домой, он прямо на кухонной клеенке нарисовал собственное игровое поле, однако не смог найти ни у кого свода правил — обычно их объясняли устно прямо в процессе игры. Из-за экономического кризиса он потерял работу, поэтому располагал достаточным количеством времени, чтобы сочинить свои правила. Так возникла «Монополия».

Чарльз Дэрроу, 1958

Элизабет Мэгги в газете Washington Evening Star, 1936

Патент Элизабет Мэгги на игру «Землевладелец», 1904

Фото: Anspach archives

Фото: U.S. National Archives

Дэрроу вычистил из первоначального варианта Мэгги все социалистические мотивы, оставил один сценарий игры, по которому нужно было занять как можно больше клеток на поле и разорить соперников, а также нарисовал на клетке «Старт» ярко-красную стрелку. Он представил свое детище компании по производству настольных игр Parker Brothers, но они отказались покупать у него игру, сославшись на «52 ошибки, допущенные в дизайне». В течение года Дэрроу с семьей изготавливал наборы для «Монополии» прямо у себя дома: он рисовал игровые поля, его жена и сын раскрашивали деньги и подписывали карточки «Шанс». Игру продавали в городском универмаге за $4. К Рождеству стало понятно, что домашнее производство не способно соответствовать растущему спросу. Тогда Дэрроу снова обратился к Parker Brothers и на этот раз продал права на «Монополию» за $7000 и процент с каждого проданного экземпляра.

В 1935-м, в первый год продаж, было реализовано 278 тыс. комплектов игры, в следующем — уже 1 750 000. К 1950-м годам Дэрроу стал первым в мире миллионером, заработавшим состояние благодаря созданию настольной игры.

Меньше повезло Элизабет Мэгги. Чтобы урегулировать вопрос об авторских правах, компания Parker Brothers в том же 1935-м купила у нее права на «Землевладельца» за $500 с обязательством запустить игру в продажу. «Землевладельца» выпустили тиражом 1500 экземпляров, после чего закрыли производство, объяснив решение отсутствием спроса. Так «Землевладелец» окончательно стал «Монополистом», а игра, придуманная как критика капитализма, на своем примере доказала его силу.

5000 комплектов «Монополии» сделала семья Дэрроу вручную в 1934 году

3,5 раза можно обогнуть земной шар, если разложить игровые поля из всех когда-либо выпущенных комплектов «Монополии»

0 долларов указала Элизабет Мэгги как сумму дохода в анкете переписи населения США в 1940 году. В качестве профессии она написала: «создатель игр»

Как Супермен спас «новый курс» Рузвельта

Первый выпуск «Action Comics»

В начале 1937-го производство, прибыль и заработная плата в США практически достигли докризисного уровня благодаря «новому курсу» Рузвельта. Казалось, самые тяжелые времена позади, однако осенью в стране снова начался экономический спад — и новая волна сокращения предприятий и увольнений. Неожиданная рецессия расколола американское общество: то, что раньше считалось достижениями Рузвельта, стали ставить ему в укор. Антимонопольную компанию называли травлей крупного бизнеса, законы, регламентирующие охрану труда и отношения между работодателями и рабочими,— «социализацией» американской экономики. Доверие к администрации президента и проводимой ею политике падало. На помощь Рузвельту пришел Супермен.

Супермен был ровесником «нового курса» — Джерри Сигел и Джо Шустер придумали его в 1933 году, но на протяжении пяти лет не могли найти для него издательства, пока в 1938-м National Comics Publications не включили комикс о Супермене в свою антологию «Action Comics». Знакомя читателей с супергероем, его создатели сообщали: их герой — защитник угнетенных, посвятивший все свое существование помощи нуждающимся. Это заявление подтверждается действиями Супермена уже в первом рассказе: он спасает женщину от казни, обезвреживает коррупционера, вынуждающего сенатора принять антиамериканский закон, наказывает мужа, избивающего жену. Но все это он делает не для того, чтобы обнаружить несостоятельность государственных институтов, а чтобы поддержать их работу. Невиновность осужденной Супермен доказывал губернатору и просил его исправить ошибку, мужа-насильника сдавал полиции, вместо коррумпированного сенатора разоблачал антигосударственный заговор. Все его действия подкрепляли лозунг, с которым Рузвельт начинал «новый курс»: «Действовать — и действовать прямо сейчас».

«Action Comics» №3, 1938

«Action Comics» №26, 1940

Супермен предлагал американцам не ждать от государства решения всех проблем, а работать вместе с ним. Когда правительство субсидировало малый бизнес, Супермен выступал в цирке, чтобы спасти владельца от разорения. Закон о регулировании труда несовершеннолетних проходил ратификацию — Супермен закрывал приют, превращенный в подобие работного дома. Администрацию Рузвельта критиковали за новую систему охраны труда — Супермен спасал попавшего под завал шахтера и запирал в руднике его владельца, чтобы он на собственном примере убедился в необходимости исправной системы безопасности.

В образе сильного и выносливого Супермена читатели видели идеальное дополнение Рузвельту — немощному физически из-за парализовавшего его по пояс полиомиелита, но наделенного политической мудростью борца с социальной несправедливостью. Несмотря на то что имя Рузвельта в комиксах появлялось лишь один раз — разоблачив врачей, которые вместо лекарств давали пациентам пилюли с сахарной пудрой, Супермен призывал поддержать благотворительный фонд Рузвельта по борьбе с детским параличом,— в народе Супермена быстро записали в ряды «ньюдилеров».

В качестве публичной фигуры, поддерживающей политику Рузвельта, Супермен был весьма влиятелен: новые выпуски антологии «Action Comics» раскупали в день выхода. Тираж издания за несколько лет вырос в 6 раз — с 250 тыс. экземпляров до 1,5 млн. И это притом, что каждый купленный журнал читали в среднем около десяти человек. И речь не только о детях: в 1945 году, когда США простились с Рузвельтом, комиксы в США регулярно читали около 40% мужчин и почти 30% женщин.

10 центов стоил в 1938 году сборник «Action Comics» с первым выпуском комикса про Супермена. В 2020 году на аукционе eBay экземпляр этого выпуска был продан за $3 207 852

130 долларов заплатили в 1938 году в издательстве National Comics Publications Джо Шустеру и Джерри Сигелу за права на Супермена

95 процентов мальчиков в возрасте от 6 до 11 лет регулярно читали комиксы в США в 1947 году

Как пинбол спасал малый бизнес и оказался вне закона

Игровой зал в Нью-Йорке, 1930-е

В XVIII веке французские солдаты, приплывшие в Америку воевать с англичанами за колонии, привезли с собой «багатель» — вариант игры для бильярдного стола, на котором с помощью булавок, воткнутых в сукно, создавались естественные преграды. По легенде, игру придумали придворные Людовика XIV для одной из вечеринок короля. Игра прижилась в США и получила название «пинбол», от английского «pin» — булавка.

В аристократических домах часто переделывали бильярдные столы под новую игру, но сделать на этом бизнес первым придумал Монтегю Редгрейв. В 1871 году он открыл мануфактуру по производству столов пинбола, слегка усовершенствовав игру — игровое поле стало меньше, шар запускался не кием, а плунжером, в лунки были помещены пружины, выталкивающие шар назад на стол. В таком виде игра просуществовала 60 лет, пока спрос на дешевые развлечения во время Великой депрессии не открыл новую страницу в ее истории.

Революция случилась в 1931 году, когда Дэвид Готтлиб, владелец небольшого предприятия по производству пинбола, представил на рынке Baffle Ball — новую модель игрового стола, оснащенного монетоприемником. Идея сделать пинбол платным была не новой, новой стала цена. Готтлиб догадался, что если снизить цену игры с одного никеля (5 центов) до пенни (1 цент), то прибыль с каждого автомата возрастет в разы.

Нововведение оказалось очень актуальным для малого бизнеса, стремительно терявшего клиентов и выручку из-за экономического кризиса. Все, что нужно было владельцам парикмахерских, аптек, баров, кондитерских и прочих заведений для стабильного дохода, это потратить $17,5 на автомат. Все остальное он делал сам: поочередно выкидывал 10 шариков на поле, когда клиент опускал в монетоприемник один цент, и заканчивал игру, если все шарики закатывались в поддон. Один пинбольный автомат окупал свою стоимость меньше чем за неделю. Спрос на Baffle Ball был невероятным: за семь месяцев было продано 55 тыс. автоматов. Даже производя по 400 устройств в день, предприятие Готтлиба не могло покрыть спрос.

Пинбольный автомат Baffle Ball, 1931

Служба маршалов уничтожает пинбольные автоматы, 1940

Фото: World History Archive/Vostock Photo

1932-й стал годом пинбольного бума: в США открылось 150 крупных и маленьких компаний, выпускающих игровые автоматы. Конкуренция требовала изобретательности: автоматы становились все ярче и привлекательнее, появлялись тематические выпуски. В 1933 году пинбол электрифицировали — теперь при удачном попадании в лунку раздавался звонок, начинали мигать лампочки, а кикеры приводили в движение шарик не под влиянием силы тяжести, а благодаря электрическому заряду. В 1934-м появился первый механизм автоматического подсчета очков, реагировавший на попадание шарика в лунку, в 1935-м производители придумали подсвечивать мишени, которые нужно было сбивать или, наоборот, обходить шариком, и разработали механизм контроля наклона и встряхивания стола, который заканчивал партию, если игрок пытался воздействовать на стол физической силой.

Одно из технических нововведений стало для пинбола роковым — в 1933 году компания Bally выпустила автомат Rocket. Выдерживая определенную последовательность в попаданиях в лунки, в нем можно было заработать очки, но главное — обналичить выигрыш, либо получив сумму, либо продолжив на нее игру. Легенды об обогатившихся счастливчиках стали стремительно распространяться по городам, пинбол превратился в азартную игру, затягивающую людей на целые сутки.

В период экономического кризиса правительство старалось не обращать внимания на эпидемию игромании: пинбол критиковали, но никаких мер не предпринимали. Большая часть малого бизнеса оставалась на плаву только благодаря выручке от игры — общий доход от всех пинбольных автоматов в США, по оценкам исследователей, превышал доход всех голливудских студий во время Великой депрессии. Зато сразу с окончанием экономического кризиса против пинбола был организован настоящий крестовый поход. Показательные уничтожения автоматов кувалдами, аресты их владельцев прошли по всей стране, и в большинстве штатов пинбол оказался запрещен на законодательном уровне. В некоторых городах этот запрет действует до сих пор.

150 долларов стоил пинбольный автомат Rocket от фирмы Bally в 1933 году

27 тысяч долларов стоил дом, который купил в 1933 году Кеммонс Уилсон на выручку от пинбольных автоматов, которые он установил в универмаге Мемфиса. Через год Уилсон заложил дом и начал строительный бизнес, а в 1952-м основал сеть отелей Holiday Inn

4999 пинбольных столов было уничтожено в Нью-Йорке с января по октябрь 1942 года. Поиском заведений, в которых можно было играть в пинбол, занимался специальный отряд полицейских из восьми человек

Как мыльные оперы покорили домохозяек и совершили маркетинговую революцию

Запись сериала «Мамаша Перкинс», 1933

Фото: Courtesy of the Procter & Gamble Co

В 1930 году школьная преподавательница драмы и актерского мастерства Ирна Филлипс в поисках подработки пришла на чикагскую радиостанцию WGN. Ее взяли в качестве диктора рекламы на полставки. Простое зачитывание объявлений вскоре ей наскучило, и она стала писать сценарии для небольших рекламных скетчей. Все скетчи строились по одному образцу: домохозяйки Сью и Ирен обсуждали в них актуальные политические события, погоду — и моющие средства фирмы Lever Brothers, которая и была главным спонсором шоу. Формат был не новым: несколькими месяцами ранее на радиостанции крутили похожие скетчи про домохозяек Клару, Лу и Эм, рекламировавших средства Colgate-Palmolive Company.

Однообразный формат быстро утомил Ирну, и она предложила радиостанции сделать на его основе полноценный радиосериал. Так возникли «Нарисованные мечты», главная героиня которых, матушка Мойнихан, не унывая и сыпля житейской мудростью, преодолевала тяготы Великой депрессии вместе со своим большим семейством. Новый сериал запустили 20 октября 1930 года, отдав ему самое непопулярное у рекламодателей и слушателей дневное время. Рекламодатели закономерным образом не проявляли к нему интереса, зато у целевой аудитории — домохозяек, занимающихся днем в одиночестве уборкой и готовкой,— он стал стремительно набирать популярность. Спустя год появился первый рекламодатель — компания по производству мясных полуфабрикатов, за ним подтянулись другие. Идея Ирны Филлипс начала приносить доход.

Вскоре новый способ продвижения решили попробовать в Procter & Gamble. С началом кризиса их продажи стали стремительно падать — хозяйки предпочитали экономить на стиральном порошке и туалетном мыле, покупая самые дешевые, а то и вовсе заменяя их золой и мелом. В 1932 году Procter & Gamble запустили сериал «Семейка Паддл», еще через год — «Мамашу Перкинс». Последняя стала настоящим маркетинговым прорывом.

Реклама стирального порошка Oxydol, 1938

Упаковка стирального порошка Oxydol с рекламой сериала «Мамаша Перкинс», 1930-е

Каждый выпуск шоу о вдове, управляющей лесопилкой и растящей троих детей, длился 15 минут, но за это время персонажи сериала умудрялись упомянуть стиральный порошок Oxydol от 20 до 25 раз. В первую неделю на радиостанцию WLW, транслировавшую «Мамашу Перкинс», пришло 5000 жалоб на частоту упоминания порошка, но растущие продажи Oxydol доказывали эффективность рекламы: за год они выросли в два раза. После «Мамаши Перкинс» Procter & Gamble запустили еще девять сериалов для других своих моющих средств, тратя на них почти все выделенные на продвижение продуктов деньги — в 1937 году из $4,5 млн рекламного бюджета $3,5 было потрачено только на радиошоу.

Примеру компании последовали другие производители бытовой химии и гигиенических продуктов, такие как Colgate-Palmolive и American Home Products, а за прибыльным рекламным форматом закрепилось свое название — «мыльная опера». К концу Великой депрессии американские радиостанции транслировали по меньшей мере 64 такие «мыльные оперы», а слушали их 40 млн человек — т. е. почти каждый третий американец.

18 мыльных опер для радио и телевидения придумала Ирна Филлипс за свою карьеру сценариста

72 года транслировалась самая длинная мыльная опера Ирны Филлипс «Путеводная звезда» о жизни одного церковного прихода. С 1952 года «Путеводная звезда» выходила одновременно на радио и телевидении, а с 1956-го по 2009-й только на телевидении

25 лет было Вирджинии Пейн, когда она в 1933 году начала озвучивать пожилую мамашу Перкинс. Чтобы не разочаровывать поклонников, на публике она появлялась в седом парике, гриме и очках

Как танцы спасали от голода и доводили до истощения

Танцевальный марафон в Бронксе, Нью Йорк, 1935

Фото: Granger / DIOMEDIA

В 1923 году англичане Оли Финнерти и Эдгар Ван Оллефин протанцевали семь часов без остановки. Газеты назвали их рекордсменами, и по всему миру стали предприниматься попытки превзойти их результат. В этом же году американка Альма Каммингс протанцевала 27 часов подряд, сменив шестерых партнеров, и ввела в США моду на танцевальные марафоны. С тех пор американские газеты регулярно сообщали о новых рекордах — 56, 69, 82 часа непрерывного танца. У новой моды была и обратная сторона: один мужчина умер от сердечной недостаточности на 88 часу соревнования, другая участница попыталась покончить с собой, заняв пятое место.

Возможно, если бы не Великая депрессия, увлечение постепенно сошло бы на нет, но экономический кризис оказался благодатной почвой для процветания танцевальных марафонов. Зрителей привлекала дешевизна и возможность отвлечься от собственных проблем на мучения танцоров. Участников привлекал призовой фонд, оставлявший от $500 до $5000, но еще больше — бесплатное питание и кров, предоставляемые организаторами.

Единой сети танцевальных марафонов не существовало, но условия мало различались. Организаторы предлагали участникам беспрецедентный для Великой депрессии рацион: от 7 до 12 раз в день на столы возле танцпола ставили овсянку, яйца, ветчину, тосты и молоко. Все это можно было есть в неограниченном количестве при соблюдении главного правила: все участники обязаны были проводить в движении 45 минут из часа. Танцевать конкретный танец не требовалось, достаточно было просто поднимать над полом то одну, то другую ногу. Большую часть ежедневных дел — бритье, укладка волос, умывание, чтение газет — нужно было также совершать танцуя. Если один из партнеров засыпал, второй должен был продолжать двигаться с ним в обнимку, следя, чтобы колени спящего не касались пола — иначе пару дисквалифицировали. Для короткого сна во время 15-минутных перерывов участникам ставили раскладушки, а отряд медиков следил за состояние танцоров и при необходимости помогал справляться с растяжениями, мозолями и отеками.

Зона отдыха на танцевальном марафоне, 1934

Фото: The University of Wisconsin press

Доход от танцевальных марафонов не только позволял содержать такую инфраструктуру, но и приносил внушительную прибыль. Билет на шоу стоил 25 центов, количество зрителей могло доходить до 5000 в день, дополнительный доход приносила реклама, которую размещали на спинах участников или натягивая баннеры над танцполом. Средний марафон Великой депрессии длился более 100 дней — самым продолжительным стало соревнование, проходившие в Чикаго с 29 августа 1930-го по 1 апреля 1931 года. Тогда победившая пара, Майк Ритоф и Эдит Бадрикс, продержалась в танце 214 дней и получила $2000.

К 1933 году изнурительное состязание трансформировалось в настоящее реалити-шоу на выживание. Для остроты и зрелищности в правила стали вводить изощренные испытания, к которым приступали вечером, когда увеличивался наплыв зрителей. Самыми распространенными были «зомби-забег» (партнеров связывали, на глаза надевали повязки, и в течение часа они вслепую передвигались по танцполу, натыкаясь друг на друга), прыжки через препятствия, бег по кругу с привязанным к спине партнером и бег задом наперед. Нередко судьи провоцировали драки между участниками — особенно ценились женские схватки. Такие испытания часто кончались тяжелыми физическими травмами, не говоря о психологических — измученные танцоры бессвязно бормотали, бредили и буквально сходили с ума на глазах зрителей.

Все это, конечно, не могло не привлекать внимания полиции, но останавливать марафоны до объявления победителей власти не решались, опасаясь массовых беспорядков со стороны болельщиков. Зато как только судьи объявляли победителей, танцевальные марафоны (а иногда и танцы вообще) в этом городе немедленно запрещали. По мнению историков, в 1930-е годы танцевальные марафоны как минимум один раз прошли в каждом американском городе с населением в 50 тыс. человек и более.

126 пар участвовало в танцевальном марафоне в Чикаго в 1930 году

11 минут давали поспать участникам танцевальных марафонов во время 15-минутного перерыва. За четыре минуты до гудка, призывавшего к продолжению танцев, участников начинали будить. Отказывавшимся просыпаться женщинам давали нюхательные соли или били по щекам, мужчин окунали в ванну со льдом

20 тысяч человек , по подсчетам историков, было задействовано в организации танцевальных марафонов в период Великой депрессии

Главные суммы в русской литературе в пересчете на современные деньги

Волшебный мир Диснея: сексизм, эксплуатация и мертвые животные

Управляемый кризис 1929 года в США или как крах и панику превратить в дивиденды

После первой мировой войны Соединённые Штаты, казалось, встали на путь экономического процветания. Переживала бум промышленность, особенно производство машин и товаров. Большинство людей имели работу, а те, кто вкладывал деньги в акции новых предприятий, быстро наживали состояния. Но затем, в октябре 1929 года, всё неожиданно рухнуло. «Вдруг» началась Великая депрессия — всемирный резкий спад в торговле, когда предпринима­тельству был нанесён удар, а миллионы людей потеряли работу. Поче­му же это произошло? Было ли это неожиданно для всех или кто-то подготовился, а может даже — стоял за этим. Кто могли быть эти люди?

Биржевой крах 1929 года в США — начало Великой Депрессии

Биржевой крах в Нью-Йорке в 1929 году заключался в том, что с четверга 24 октября акции, которые до этого массово и постоянно росли в цене, начали резко дешеветь. Множество американцев ранее покупали акции, так как они постоянно дорожали, обеспечивая доход владельцу. Для покупки акций брались кредиты. В четверг 24 октября 1929 года какое-то событие привело к резкому изменению движения цены акций с роста на падение. В любом случае, в 2002 году член Совета управляющих ФРС Бен Шалом Бернанке в публичной речи (в честь празднования 90-летнего юбилея Милтона Фридмана) признал, что Великая депрессия была организована Федеральной резервной системой. Поэтому, логично предположить, что и Биржевой крах, запустивший депрессию, был организован также частными банкирами, которые владеют ФРС.

Результатом Биржевого краха стало обнищание населения, которое не смогло отдать долги за купленные акции, и банкротства банков, которые также вкладывались в акции. Невозвраты кредитов привели к резкому увеличению процента по новым кредитам, что затормозило экономику и потребление, что в свою очередь привело к безработице.

Но были люди, которые в этих условиях получили прибыль. Возможно, владельцы банков ФРС смогли скупить в разы подешевевшие активы и избавиться от множества мелких конкурентов в лице обанкротившихся частных банков. Похожее событие имело место в 1815 году, когда Натан Ротшильд скупил весь английский фондовый рынок, предварительно опустив его цену с помощью хитрого обмана лондонских брокеров.

Возможно, прибыль, полученная владельцами ФРС на бедствии американцев, была направлена на финансирование фашизма для уничтожения Сталина, отстранившего от управления Россией Троцкого, ставленника международных банкиров. Не исключено, что депрессия была вызвана именно для того, чтобы обеспечить это финансирование. Германия была ещё слабой. Для её усиления и захвата власти в ней нужными финансовому интернационалу и заправилам Запада силами требовались огромные средства. Рассмотрим более подробно ход событий того времени.

Американское «просперити» (экономическое процветание) до 1929 года

В 20-х годах экономика США находилась на подъёме, за период с 1925 года по 1929 год ВВП вырос на 14.3 % с 90,5 до 103,6 млрд.долл.

В экономической идеологии того времени доминировала доктрина невмешательства государства в экономику «laissez faire», постулирующая, что рыночные силы имеют неограниченные возможности для саморегулирования. Экономическое процветание породило теорию «просперити» (prosperity) — вечного экономического процветания, на деле оказавшейся иллюзией.

К 1928 году экономический цикл подошёл к состоянию замедления, что нашло отражение в снижении потребительского спроса и сокращении капиталовложений в экономику. Несмотря на стремительный рост новых отраслей промышленности, в некоторых традиционных — лёгкой, угледобывающей промышленности, сельском хозяйстве стали проявляться признаки перепроизводства. Наибольшие проблемы были в аграрном секторе. Началось падение доходов фермеров, разорение и укрупнение сельских хозяйств.

Продолжался процесс концентрации производства, при котором тысячи мелких и средних предприятий поглощались более крупными. Около 200 крупнейших корпораций, среди которых выделялись финансовые группы Рокфеллера, Моргана, Меллона, Дюпона контролировали до 50 % национального богатства США. Концентрация капитала приводила к значительному социальному расслоению — около 0,1 % самых богатых граждан США имели около 34 % всех сбережений, при этом около 80 % граждан сбережений не имели. Такая ситуация негативно влияла на совокупный спрос, и, чтобы его стимулировать, компании стали развивать потребительский кредит — объём продаж в рассрочку составил от 5 до 8 млрд.долл.

ФРС предприняла попытку противостоять «посадке» и в 1927 году увеличила объём денежной и кредитной эмиссии. Это была одна из первых попыток оживления делового цикла. В августе 1927 года ФРС снизила ставку до 3,5 %. В то же время основной объём финансовых ресурсов попал не в промышленность, а был вовлечён на фондовый рынок, спекулятивные операции на котором стремительно раздували «мыльный пузырь». Б. Андерсон, главный экономист Чейз Манхэттен Бэнк, комментируя решение ФРС, уже тогда высказал самые серьёзные опасения:

«…мы подносим спичку к бочке с порохом» и «…выпускаем на волю непредсказуемые психологические силы спекулятивной заразы».

За период с начала 1928 по сентябрь 1929 индекс Dow Jones, включающий в себя акции ведущих промышленных компаний страны, вырос с уровня 190 по 382, т.е. почти в два раза, средняя стоимость акций увеличилась на 40 процентов. Объёмы продаж взлетели с 3 миллионов акций в день до более чем 12 миллионов. Спекулятивная лихорадка становилась все более Яростной. В состоянии эйфории находились десятки тысяч людей.

Общее число брокерских счетов составляло около 1,5 млн. Тогда же стали активно появляться инвестиционные компании, покупавшие акции на средства пайщиков. Широкий масштаб приняло манипулирование ценами и сговоры между спекулянтами, которые, опираясь на мощную информационную и финансовую поддержку, взвинчивали цены на нужные им бумаги. Превращая рынок в инструмент получения лёгких доходов, игроки постепенно подрывали его стабильность.

В биржевую лихорадку оказалось вовлеченной значительная часть населения, по некоторым оценкам от 15 до 25 млн.человек при его численности около 120 млн.чел., в первую очередь, наиболее обеспеченные слои. Биржевые данные передавались по телеграфу, котировки писались в многочисленных брокерских конторах мелом на школьных досках. Пессимисты считали, что в погоне за наживой американцы полностью потеряли благоразумие, и такое безрассудство будет рано или поздно наказано. Стремительный рост акций в свою очередь ещё более способствовал оттоку ресурсов из реального сектора, что стимулировало снижение его показателей. Рост фондового рынка порождал иллюзию экономического процветания.

Главную роль в те годы, как и ныне, играла ФРС.

ФРС США — регулятор мировой финансово- денежной политики

В 1913 году вступил в силу закон о ФРС США. Федеральным в этой системе было только название. Система не была государственной, это был частный банк.

Пауль Варбург стал его первым президентом. Это — высший банк над всеми другими банками не только США, но после Бреттон-Вудса, на котором валюты были привязаны к доллара (об этом читайте СТАТЬЯ И РОЛИК), и всего мира. Финансовая интернацистская олигархия на этот раз захватила власть в США без войн и революций.

За законом о ФРС последовала 16-я поправка к Конституции. Американское правительство теряло право печатать собственные деньги, чтобы финансировать собственную экономику.

Самыми крупными держателями акций ФРС были: банки Ротшильда в Лондоне и Париже, банк братьев Лазарь в Париже, сейф-банк Израэля Мозеса в Италии, банк Варбурга в Амстердаме и Гамбурге, банк Леманна в Нью-Йорке, банк «Кхун Леб» в Нью-Йорке, «Чейз Манхэттен Банк» Рокфеллера в Нью-Йорке, банк Голдмана Сакса в Нью-Йорке.

Были и те, кто был против этой системы. Например, конгрессмен Линдберг предупреждал, что закон о ФРС

«…учредил самый большой трест на свете. Когда президент подписывает этот закон, невидимое правительство властью денег… будет узаконено. Новый закон будет создавать инфляцию, когда бы тресты ни пожелали этого. Отныне, депрессии будут создаваться на научной основе».

В задачи ФРС входило обеспечение устойчивости доллара и финансовой системы в целом. Финансовая интернацистская олигархия прекрасно показала эту самую «устойчивость».

Ещё в 1907 году Якоб Шифф (Джейкоб Генри (Якоб Генрих) Шифф — американский банкир еврейского происхождения, филантроп и общественный деятель был одним из лидеров еврейской общины в США, снабжал деньгами Л. Д. Троцкого) сказал в одной из своих речей в Торговой Палате Нью-Йорка:

«Если у нас не будет центрального банка с исключительным контролем над предоставлением кредитов, то эта страна будет ввергнута в глубокий финансовый кризис в своей истории» (то ли угроза, то ли «предупреждение»).

Таким образом, принадлежащая частным лицам ФРС, уже более 100 лет управляет денежной массой и способна вызывать инфляцию и дефляцию по своему усмотрению.

В 1913 году, когда ФРС была создана, денежная масса на душу населения составляла около 148 долларов. К 1978 году она составляла 3691 долларов. Рост объёма денежной массы в несколько раз опережал рост объёма производства товаров, работ и услуг. Иными словами, стоимость доллара 1913 года, принятая за единицу, к 1978 году уменьшилась приблизительно до 12 центов (это должно означать то, что ФРС называет «устойчивым долларом»).

В январе 1968 года количество денег составляло 351 миллиард долларов, а в феврале 1980 года оно равнялось 976 миллиардам долларов. То есть, это увеличение до 278%. По существу, количество денег удваивается примерно каждые 10 лет. Однако, говорят, что такое увеличение денежной массы якобы не ведёт к инфляции.

Таким людям необходимо напомнить экономические основы: увеличение денежной массы, не подкреплённое эквивалентным ростом товарной массы, всегда вызывает инфляцию. А обеспеченность доллара золотом с 1973 года — переведена в область пошлых анекдотов.

В 1920 году ФРС устроила очередную панику. Тайная встреча правителей ФРС состоялась 16 мая 1920 года. На ней присутствовали только крупные банкиры. Результатом их работы в тот день было сокращение кредита (указание банкам требовать возврата невыплаченных долгов). Следствием этого явилось уменьшение национального дохода в следующем году на 15 миллиардов долларов, потеря работы миллионами людей, и снижение стоимости земель и крупных фермерских хозяйств на 20 миллиардов долларов.

Благодаря этому сокращению в руки банкиров попали огромные количества фермерской земли. Но это не всё. Этот процесс также передал им большое число банков тех, кто не мог удовлетворить требования ФРС и был вынужден продать свои банковские активы по заниженной цене тем, у кого были средства приобрести несостоятельные банки. Паника 1920 года разорила 5400 банков, которые попали в руки всё этой же интернацистской мафии.

Сценарий акции краха фондового рынка и банковской системы 1929 года

Успех 1920 года побудил банкиров спланировать ещё одну акцию в 1929 году. И снова первым шагом было увеличение денежной массы, что и происходило с 1921 по 1929 годы. Денежная масса увеличилась с 31,7 миллиардов долларов до 45,7 миллиардов долларов. То есть, увеличилась примерно на 144%.

Затем, ФРС давала деньги частным банкам под 5%. Те ссужали их уже под 12% другим. Дополнительным фактором увеличения денежной массы (денег, предоставленных ФРС) являлись деньги, предоставляемые большими корпорациями. Например, в 1929 году корпорация American and Foreign Power (Дж. П. Морган) ссудила ссуды до востребования на 30.321.000 долларов. Корпорация Electric Bond and Share (Дж. П. Морган) — 157.579.000 долларов. И корпорация Standard Oil of New Jersey (Рокфеллеры) — 97.824.000 долларов.

Этот рост денежной массы принёс стране кратковременное процветание, и СМИ подталкивали американцев покупать на фондовой бирже. Их уверяли, что те, кто это сделал, зарабатывали кучу денег (прямо как в «старые добрые» времена с афёрой «МММ»).

Далее, биржевые ухари использовали один фокус с продажей акций. Этот фокус заключался в следующем.

Покупателя убеждали покупать акции (ценные бумаги, дающие право на прибыль) с оплатой всего лишь 10% их стоимости. Оставшиеся 90% покупатель брал у маклера в долг. По договору с покупателем этот маклер занимает деньги в долг у банка или у крупной корпорации.

Например, акция стоит 100 долларов. Но, поскольку покупатель платит всего 10% за акцию, то он платит за одну акцию не 100, а 10 долларов. На оставшиеся 90 долларов он может купить ещё 9 акций. Итого: 10 акций за 100 долларов + долг 900 долларов. Правда, было одно хитрое «но»: «24-часовая брокерская ссуда до востребования». Брокер мог потребовать в течение 24 часов полностью с ним расплатиться. У покупателя было 24 часа для выплаты долга, и он был вынужден либо продать акции, либо выплатить кредитору полную сумму долга.

Уолл-стрит, Нью-Йорк, США, 1929 год

Получалось, что когда бы брокеры ни пожелали, они могли потребовать от всех покупателей акций продать их одновременно: в одно и то же время, потребовав возврата всех займов. Подобные действия должны были ввергнуть в панику рынок ценных бумаг, когда все владельцы акций бросились бы продавать свои бумаги. А когда все продавцы предлагают свои акции одновременно, цены стремительно падают.

Когда всё было готово, Нью-Йоркские финансисты стали требовать возврата 24-часовых брокерских ссуд до востребования. Это означало, что биржевые маклеры и их клиенты должны были сразу выбросить свои акции на рынок, чтобы погасить задолженность. Это обрушило рынок ценных бумаг и вызвало крах банков по всей стране, так как банки, не принадлежавшие олигархии, в это время глубоко увязли с брокерскими ссудами до востребования, и наплыв требований скоро истощил банковские наличные запасы и банки были вынуждены закрыться.

Одним из очевидцев биржевого краха был Уинстон Черчилль, которого Бернард Барух (тот самый, который сказочно обогатился в Первую мировую войну в 200 раз) привёл на фондовую биржу 24 октября 1929 года показать всё финансовое могущество финансовой олигархии.

Чёрный четверг 24 октября 1929 — чёрная пятница 25 октября 1929 — рекорд продаж, для продажи предложено более 12 миллионов акций, в эти дни был дан старт возникновению кризиса, последствия которого донеслись и до Европы.

«Чёрная пятница» октября 1929 года вполне удалась.

ФРС, разумеется, «не пришла к ним на помощь» и многие банки (и частные лица) разорились. Банки, принадлежавшие интернацистской олигархии, уже отошли от дел с брокерскими ссудами до востребования без всякого ущерба для себя, а банки, не сделавшие это — разорились.

Самыми чёрными днями в истории биржи, однако, стали чёрный понедельник 28 октября 1929 года и чёрный вторник 29 октября 1929 года — на торгах, для продажи предложено больше чем 16 миллионов акций.

Финансисты и газетчики назвали эти дни «чёрным вторником» и «чёрным четвергом», ещё не подозревая, что на фоне последующих событий они будет выглядеть светло-серым. В течение этого дня на торги было выставлено 16 миллионов акций, и главный индекс упал на тринадцать процентных пунктов. Общие финансовые потери эксперты оценивают в 15 миллиардов долларов.

К концу недели американский фондовый рынок потерял уже 30 млрд долларов — больше, чем Соединенные Штаты потратили за всю Первую мировую войну.

Промышленный индекс Доу-Джонса в 1929—1930 гг. График: www.wikipedia.org

Кто «нагрел лапы» на крахе 1929 года?

В течение октября на нью-йоркской бирже стоимость акций снизилась примерно на 37 процентов. Рынок ценных бумаг развалился. А кто скупал эти обесцененные акции? Множество держателей акций было вынуждено продать их за смехотворные цены. Кто покупал все продававшиеся акции? Кто-то же их покупал! В книгах по истории обычно рассуждают обо всём, связанном с продажами, происходившими во время краха, но помалкивают обо всех покупках.

Толпы людей после краха Нью-Йоркской фондовой биржи 24 октября 1929 года. Фото: АР

После биржевого краха 1929 года перераспределение денег и собственности изменилось капитально. Около 16000 банков (52% от общего числа) разорились и прекратили существование. 100 из 14100 банков (менее 1%) контролируют 50% банковских активов страны. 14 крупных банков владеют 25% депозитов. Одним — горе, другим — сказочные деньги и власть.

Вот что написал о покупателях Джон Кеннет Гэлбрейт в своей книге «Великий крах 1929»:

«Ничто не могло быть более искусно задумано, чтобы до предела увеличить страдание, а также обеспечить очень немногим возможности избегнуть общей беды. Удачливые биржевики, имевшие средства удовлетворить первое требование о внесении дополнительного обеспечения, тут же получали другое, не менее срочное, и если справлялись с этим, то получали ещё одно. В конце концов, из них выжимали все деньги, которые у них были, и они теряли всё. Человек, оставшийся при больших деньгах благодаря неофициальной информации, который к началу первого краха благополучно находился вне рынка, естественно возвращался, чтобы скупить всё почти даром».

Одним из таких «удачливых биржевиков», вовремя избавившимся от акций, был тот самый Бернард Барух. Он сказал:

«Я начал ликвидировать свои акции и вкладывать деньги в облигации и запас наличности. Я также купил золото».

Среди вовремя избавившихся от акций, был Джозеф П. Кеннеди — отец президента Джона Кеннеди, переставший играть на бирже зимой в 1928 —1929 годах. И многие другие, вовремя и неофициально предупреждённые.

Немногие понимали, что происходило благодаря этим махинациям банкиров. Одним из тех, кто это понимал, был конгрессмен Луис МакФэдден, сказавший после кризиса 1929 года:

«Когда был принят закон о ФРС, наш народ не осознал, что в Соединенных Штатах устанавливается мировая банковская система. Сверхгосударство, управляемое международными банкирами и международными промышленниками, действующими заодно, чтобы подчинить мир своей собственной воле. ФРС прилагает все усилия, чтобы скрыть свои возможности, но правда такова — ФРС незаконно захватила правительство. Она управляет всем, что происходит здесь, и контролирует все наши зарубежные связи. Она произвольно создаёт и уничтожает правительства».

«Это было тщательно подготовленное событие. Интернациональные банкиры создали условия отчаяния, с тем чтобы стать правителями всех нас. Денежные и кредитные ресурсы США отныне полностью контролируются финансовыми группами Дж. П. Моргана (Первый Национальный банк) и Куна; Леба (Национальный Сити банк)».

Зять Рузвельта Кэтрис Б. Долл, бывший в те годы биржевым маклером на Уолл-Стрит, признался как это произошло:

«Крах произошёл из-за жажды денег. Вся операция производилась с беспощадной хитростью и энергией. Ущерб был огромным. В спекуляции на понижение самой по себе нет ничего незаконного, при том условии, что при этом не применяется разбойничья тактика, а по моему мнению, применявшаяся тогда тактика была недалека от этого. До сих пор я так и не усвоил урока, что самую большую и самую быструю выгоду могущественные банкиры и кредитные спекулянты извлекают из продаж накануне устроенного ими же краха».

23 мая 1933 года МакФэдден выдвинул обвинения против ФРС, вызвавшей биржевой крах 1929 года. Два раза наёмные убийцы пытались застрелить его, но оба раза неудачно. Впоследствии его отравили на банкете.

Нетрудно догадаться, что после такого перераспределения собственности и кризис закончился, и количество денег «само по себе» взяло и уменьшилось. Если в июле 1929 года их было 45,7 миллиарда долларов, то в июне 1933 года их стало 30 миллиардов долларов.

ФРС сегодня — это система из 12 крупных частных банков, которые могут эмитировать деньги и контролировать денежное обращение. ФРС выполняет функцию Центрального Банка США.

Государство США имеет сейчас совершенно нереальный долг («внутренние займы»). Но когда в СМИ об этом говорится, то совершенно замалчивается вопрос, а кому это государство должно? Ведь оно должно кому-то. Кому? Интернацистской финансовой олигархии — истинному хозяину сегодняшней Америки.

Символическое закабаление

В 1930 году по инициативе тогдашнего вице-президента, известного масона Генри Уоллеса, был введён новый рисунок однодолларовой купюры — символа денег и финансовой мощи США.

На обороте доллара появилась египетская пирамида с возвышающимся над ней треугольником Всевидящего Ока. Пирамида состоит из 13 ярусов. Над оком надпись из 13 букв «Annuit Coeptis» («Он покровительствует нашему заговору»). Под пирамидой блестит надпись «The great seal» («Великая печать»). На этой купюре всюду проступает число 13. У египетской пирамиды ровно 13 ступеней. Орёл справа держит щит с 13 полосами. В его правой лапе — ветка акации с 13 листьями и 13 бутонами (символ масонства). Акация является священным деревом масонства, отверзающим могилу Адонирама, его легендарного основателя. В левой лапе орёл держит ровно 13 стрел (своего рода юрисдикция за каждой из ступеней пирамиды). Орёл в клюве держит ленту с надписью из 13 букв: «Epluribus Unum» («Из Множества — Одно» или «Единство во многообразиию). Над головой орла шестиконечная еврейская звезда Давида, составленная из 13 пятиконечных звёзд Соломона.

Внизу пирамиды приведён ключевой лозунг «NOVUS ORDO SECLORUM» (Новый Мировой Порядок). Этот лозунг однозначно показывает, на что стали претендовать новые хозяева США. Им Америки мало. Им весь мир подавай. Под их управлением и под гегемонией доллара. Очень полезно показывать эту надпись на долларе людям, которые всё время утверждают, что претензии заправил США на мировое господство — это всё плоды больного воображения конспирологов и антиглобалистов. Вся эта композиция старинных масонских символов была разработана по заданию Ротшильда, первый набросок сделал ещё Адам Вейсгаупт, а дизайнером стал масон Рерих. Но сама символика восходит ещё ко времени Древнего Египта.

Государственный Департамент США предлагает официальное толкование. Согласно ему, пирамида — это олицетворение надёжности страны, прочности её устоев.

Недостроенность пирамиды, оказывается, означает тот факт, что США будут расти и становиться всё более совершенными (что вызывает огромные сомнения). Но с чего бы доверять официальным трактовкам? Это весьма банальное забалтывание.

В дальнейшем интернацистская олигархия с помощью эмиссии доллара и других финансовых игр и махинаций полностью замордовала американское государство.

Последствия краха на нью-йоркской бирже

Последствиями краха нью-йоркской биржи, явившейся началом Великой Депрессии, были крахи на других американских биржах, которые взяли торги на себя.

Начались банкротства предприятий, безработица росла, а производство снижалось. Количество безработных в США с 1929 года до 1933 года выросло с 1,6 миллиона человек до 12,8 миллиона человек, безработица составляла 25 процентов.

Недовольные люди проводили так называемые голодные походы и быстро нарастало недоверие экономической системе.

Характерной чертой можно считать глубокое падение промышленного производства, которое в США в 1932 году составляло примерно половину от 1929 года.

Многие мелкие вкладчики поддались панике, начали забирать из банков свои вклады, что привело к разорению банков. В США в то время закрылось девять тысяч банков.

Падение цен акций, не останавливаясь, продолжалось до 1932 года.

США потребовались долгие четыре года, прежде чем им удалось выработать стратегию по улучшению экономической ситуации.

Была разработана и в течение 1933—37 годов за время президентства Франклина Рузвельта реализована экономическая программа New Deal («Новый курс»), основанная на государственном планировании. Речь шла о комплексе мероприятий и экономических и социальных реформ введённых в США с целью поддержать, оздоровить и реформировать экономику США во время Великой Депрессии.

Последствия захватили постепенно весь мир

Кризис постепенно расширялся и в другие страны, прежде всего в те, которые были в экономической зависимости от США.

Мировое промышленное производство снизилось на 38 процентов, внешняя торговля на 34 процента, количество безработных достигло 40 миллионов.

В Европе кризис больше всего проявился в Германии и Австрии, которые были зависимы от американского капитала. Следствием стали банкротства большого количества немецких и австрийских банков.

Кризис постепенно проявлялся и в ряде других европейских стран, например, в Англии дошло к девальвации фунта стерлингов. Начали разрушаться и другие валютные системы, привязанные к фунту, марке или американскому доллару.

Во Франции кризис начался только в конце 1931 года, прежде всего благодаря тому, что она никак не была зависима от англосаксонских рынков.

Быстро росла безработица. В 1932 году, к примеру, в Германии семь миллионов человек было без работы, безработица составляла 30 процентов. В Англии безработица достигла своего пика в 1932 году (22 процента), а в Австрии в 1933 году доросла до 29 процентов.

Кризис чувствительно проявился и в земледелии, где быстро снизились цены на продуктов питания. То же наблюдалось и во внешней торговле, где разгорался бой за новые рынки сбыта. Было необходимо заключить огромное количество международных картельных соглашений.

Из-за того, что произошёл крах экономики большинства стран мира, кроме Советского Союза, существовало в людском сознании мнение, что капитализм стоит у своего конца, и что кризис породила демократическая система. Это мнение было на руку фашистам, которые постепенно приходили к власти и обещали введение нового порядка. Можно констатировать, что Великая Депрессия считается одной из главных причин второй мировой войны.

Кризис меньше всего проявился в Советском Союзе

Советский Союз был одной из немногих стран, которую мировой экономический кризис не настиг, как другие страны. Это заслуга, прежде всего централизованного планирования управления экономики, ликвидации капиталистического сектора и коллективизации сельского хозяйства. Во многом Советский Союз смог использовать открывшиеся возможности для развития своей промышленности, ведь промышленники Запада стали более сговорчивыми во время кризиса.

Следует напомнить, что с момента основания в 1922 году СССР многими странами не признавался и был период установления дипломатических отношений между Советским Союзом и другими странами, который получил название «полосы признания» СССР мировым сообществом. К 1925 году более 20 государств восстановили дипломатические отношения с нашей страной. Из великих держав только США упорно отказывались идти на сближение с советским режимом до тех пор, пока в СССР не будет восстановлено право частной собственности и «демократические свободы», защитниками которых США уже тогда провозглашали себя. Тем не менее экономическое сотрудничество между двумя странами успешно налаживалось, на неофициальном уровне с советским правительством сотрудничали десятки американских предпринимателей, в том числе таких крупных, как А. Хаммер и Г. Форд. Строились заводы по концессиям (об этом подробнее читай статью «Смета индустриализации» http://inance.ru/2020/07/industry/).

Интересное совпадение, что именно к 1928 году советское правительство нашло более эффективный способ развития промышленности, нежели концессии, а именно — заключение индивидуальных контрактов с западными фирмами и отдельными специалистами. Запад мог отказывать СССР в кредитах, крупные фирмы — в поставках, но он не мог запретить инженерам ехать в СССР на заработки. Последний договор на концессию был заключён в марте 1930 года с предпринимателем Лео Верке (Leo Werke) — на производство зубоврачебных товаров.

Послесловие

Трудно сказать, сколько бы продлился кризис, если бы не Вторая мировая война. Огромные военные заказы, а затем и помощь (План Маршалла) разгромленной в труху Европе, позволили американской экономике восстановить устойчивый рост. Однако это была уже совсем не та экономика, что провалилась 15 лет назад в преисподнюю Великой Депрессии.

Штаты научились вести макроэкономическую политику, осознали пагубность дефляции и научились управлять денежной массой (вернее транслировать инфляцию во вне, в чужие экономики). Развал колониальной системы Британии открыл американским производителям недоступные ранее рынки, а утверждение доллара в качестве мировой валюты позволило начать экспорт денежной массы, минимизируя инфляционные риски эмиссии внутри США. «Демократическая» держава научилась жить в долг, стимулировать производство ожиданиями растущего потребления и кредитовать своих граждан на десятилетия вперёд.

Но главное — американские политики и финансисты окончательно осознали колоссальную силу и значимость войны как эффективнейшего допинга и топлива для своей экономики. С тех пор, уже больше 70-ти лет, Америка живёт и развивается благодаря политике «маленьких победоносных войн». Едва в стране намечается очередной спад — власти уже знают, что делать. Пафосная риторика очередной войны повышает котировки акций компаний, связанных с ВПК; на ожиданиях военных заказов растут биржевые цены на металлы и нефть, а в производящие секторы устремляется живительный поток долларов.

Соединённые Штаты избрали путь не феникса, но вампира: умного, беспощадного, умеющего летать и, главное, бессмертного до тех пор, пока можно подпитываться чужим гемоглобином. Именно в «чёрный четверг» 24 октября 1929 года, началось перерождение обычного капиталистического государства в глобального суперхищника, верного пса заправил глобального интернацистского проекта.

Нельзя сказать, что уроки 1929 года прошли даром. Именно под влиянием тех событий в 1934 году, когда фондовый рынок начал наконец расти, было принято решение о создании практически всесильной Комиссии по ценным бумагам и биржам (U.S. Securities and Exchange Commission, SEC), которая железной рукой правит на фондовом рынке США.

Была запрещена покупка акций в кредит, введена обязательная регистрация фондовых бирж и брокеров, сформулированы правила ведения дел по доверенности. Комиссия предписала компаниям, акции которых котируются на бирже, раскрывать значимую информацию о себе. Также с тех пор на биржах практикуется приостановление торгов в случае слишком резких движений в ту или иную сторону. Это не позволяет начавшемуся падению перейти в самоподдерживающийся режим, как это было в 1929 году.

Однако все эти меры не помогли предотвратить ни Азиатский кризис 1997 — 1998 годов, ни «крах доткомов» в 2001 году, ни «ипотечный кризис» 2007 — 2008 годов, не говоря уже о многочисленных более локальных кризисах.

И можно уверенно утверждать, что пока существует фондовый рынок, на нём то и дело будут надуваться новые пузыри. Хотя благодаря опыту 1929 года их схлопывание обойдется гораздо меньшими потерями. Но в будущем эту грыжу экономики необходимо вырезать!

Брокеры бинарных опционов, дающие бонусы за регистрацию:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место в рейтинге! Гарантия честности и надежности брокера. Лучшие условия для новичков — бесплатное обучение и демо счет. Зарегистрируйтесь и получите бонус:

Добавить комментарий